Смоленщина. Часть 3

  • 174 просмотров

Хмелита

Музей-заповедник «Хмелита» сегодня — это Государственный историко-культурный и природный памятник, который был открыт в Вяземском районе Смоленской области в 1990 г. 

На территории музея-заповедника находятся мемориальные, архитектурные, исторические и природные памятники, связанные с именами А. С. Грибоедова, А. С. Хомякова, П. С. Нахимова, С. С. Уварова, М. А. Булгакова. Большая духовная насыщенность пространства, концентрация выдающихся имен и судеб, историко-архитектурное и мемориальное значение памятников музея-заповедника делают его уникальным явлением в истории русской культуры.

Если вы отправились в путешествие по Смоленщине, не посетить заповедник просто нельзя. И главное, что будет интересно любому взрослому и школьнику, — это дом, в котором когда-то останавливался русский классик, автор «Горя от ума». Тот самый дом Фамусова…

Дом Фамусова
Фото - Ольга Топал

В 2008 году на втором этаже главного дома-дворца открыли новую экспозицию «В гостях у А. С. Грибоедова и героев его комедии “Горе от ума”». Она точно такая же, как в мире детства А. С. Грибоедова. Трудно не ощутить мурашек от мысли о том, что дом остался и существовал в том времени, когда писатель ребенком и отроком ежегодно приезжал летом с матерью в Хмелиту под гостеприимный кров своего дяди Алексея Фёдоровича Грибоедова.

На 2-м этаже в малом аванзале посетителей встречает портрет А. С. Грибоедова кисти художника Е. Моисеенко и отрывок из «Путешествия в Арзрум» А. С. Пушкина — дань памяти великому современнику А. С. Грибоедову.

В комнате Грибоедова, бывшей библиотеке, воссоздана обстановка того времени: письменный стол, бронзовые часы с мифологическим сюжетом, старинная мебель 18 века, книги Мольера, Гете, Шиллера, Виланда, многотомное новиковское издание «Древняя Российская вивлиофика», книги посвященные путешествиям, истории Петра I. Есть там и портрет Грибоедова в отрочестве, написанный неизвестным художником в Хмелите.

В музеи
Фото - Ольга Топал

Далее следуют комнаты хозяев Хмелиты. Надо сказать, что усадьба эта парадная, созданная для того, чтобы поразить столичных гостей богатством провинциальной семьи. Жили хозяева в менее формальной обстановке в домах, расположенных поодаль. Но здесь было все так, как рисовалось воображению хозяев. В комнате кузины Элизы, в замужестве Паскевич, портреты супругов Паскевич, портрет А. Одоевского, двоюродного брата Елизаветы Алексеевны, в книжном шкафу прелестный дамский альбомчик, начала 19 века, «где верно клятву вы прочтете в любви до гробовой доски», модные дамские романы мадам Жанлис и романы Руссо.

В кабинете Алексея Федоровича, хозяина Хмелиты, секретер карельской березы, на котором документы хозяйственного архива усадьбы, портрет А. В. Суворова, при котором некогда служил дядя драматурга «сражаясь как лев с турками», старинные напольные часы фирмы «Нортон».

В будуаре жены Алексея Федоровича Настасьи Семеновны, урожденной Нарышкиной, портреты ее родственников Салтыковых, крупнейших землевладельцев Смоленской губернии, виды Петербурга, Москвы, где она жила до замужества и часто бывала потом. Зеркало, комод, у окна столик для рукоделия — все вещи датируются серединой 18–началом 19 века.

Парадную анфиладу открывает столовая. Среди интересных вещей старинный киот красного дерева с иконой Николая Чудотворца и скатерть, вышитая крестом, с узором, который в семье Якушкиных был традиционным. Скатерть передала в музей А. С. Якушкина, одна из продолжательниц славного смоленского рода.

Парадный зеленый зал, украшенный царскими портретами и портретами неизвестных дам, помнит юного Александра, который принимал участие в семейных торжествах. «Множество гостей у парадного подъезда» «великолепной каменной усадьбы» будущий драматург мог наблюдать прямо из окон.

Украшением голубой гостиной является большое зеркало в резной золоченой раме 18 века, кресла, подлокотники которых украшены головками лебедей, диван, столик наборного дерева, а также портреты друзей и соседей: В.И. Лыкошина, И. Д. Якушкина, Д. И. Уваровой, А. И. Барышникова. Акварель с изображением смоленской усадьбы Аделаидино, датируется 1829 годом и принадлежит кисти родственника Грибоедовых Д. Мергасова.

В комнате, где барышни шептались и делились секретами, а иногда и позволяли себе выпить рюмочку-другую, есть шкаф для платьев. Шкафов таки в доме несколько, но в каждом по одному платью — самому-самому, которое и показать лестно. Ну а основная часть нарядов, конечно, оставалась в жилых домах.

Собирательные образы Фамусова, Чацкого, Скалозуба, Репетилова, Софьи родились в воображении писателя именно здесь.

Судьба самого Александра Сергеевича стала сюжетом одной из картин, на которой изображена вдова Грибоедова. Всем известно, что он пал нелепой жертвой дипломатической службы. Но смерть его была чудовищной настолько, что опознать тело удалось только по следу не менее нелепой дуэли — поврежденному выстрелом пальцу руки. 

Нино Александровна Чавчавадзе родилась 4 ноября 1812 года в усадьбе Цинандали. С ранней юности Нино отличалась необыкновенной красотой, изысканностью манер и душевной добротой. Отец Нино, грузинский поэт, князь и генерал-майор Александр Чавчавадзе, был другом Грибоедова, который нередко бывал не только гостем дома Чавчавадзе в период службы в Тифлисе в 1822 году, но и давал уроки музыки дочери князя.

По возвращении из Персии в 1828 году он провёл несколько месяцев в Тифлисе. Вновь посетив дом друга, он был поражён красотой выросшей Нины. Несмотря на то, что у Нины были и другие поклонники, а сам Грибоедов был на 18 лет старше, он признался ей в любви (как оказалось, взаимной) и заручился согласием отца. В начале осени 1828 года влюблённые торжественно обвенчались в Сионском соборе в Тифлисе.

Грибоедов
images.thevoicemag.ru

Бракосочетание состоялось 22 августа. Ему было 33, ей — 16. Но по свидетельству современников и письмам ясно, что это была настоящая любовь, «верная и вечная». Нина решила ехать в Персию вместе с мужем. 9 сентября Грибоедов с женой и с чинами посольства выехал в Персию в Тавриз, где находились резиденции европейских послов в Персии. Будучи назначен послом в Персию как человек, хорошо знающий эту страну и могущий укрепить там русское влияние, прибыв в Тавриз, Грибоедов активно принялся за ответственное и весьма трудное порученное ему дело по освобождению из персидской неволи русских пленных и выбиванию у персиян контрибуции. Главная трудность в получении контрибуции состояла в том, что персидская казна была совершенно опустошена войной. В декабре Грибоедов вместе с русским посольством едет в Тегеран, чтобы встретиться с шахом и закончить некоторые дела по нашим требованиям на основании мирных договорённостей, которых персияне не хотели бы исполнять. Понимая, что эта поездка сопряжена со значительной опасностью, он оставляет свою беременную жену в Тавризе. С полпути в Тавриз Грибоедов пишет жене: «Бесценный друг мой, жаль мне тебя, грустно без тебя, как нельзя больше. Теперь я истинно испытываю, что значит любить. Прежде расставался со многими, к которым был кровно привязан, но день, два, неделя, и тоска исчезала, теперь — чем далее от тебя, тем хуже. Потерпи ещё несколько, ангел мой, и будем молиться Богу, чтобы нам после того никогда более не разлучаться».

Но увидеться со своей женой Грибоедову больше не привелось… Он был убит 30 января 1829 года толпой мусульман-персиян, напавших на русское посольство.

Нино так никогда и не вышла из траура, не связала свою судьбу с кем-то другим. Ее любовь и преданность стали настоящей легендой, которая способна тронуть сердца далеких потомков. И это очень по-вяземски и по-смоленски — по крайней мере так кажется в конце дня туристам, которых привезли в усадьбу-музей между Вязьмой и дорогой на Смоленск.

Авторы материала: Александр Карабанов и Ольга Топал

Фото с обложки: images.thevoicemag.ru

Поделиться
 

Пекин. Часть 3

  • 14 просмотров

Пекин. Часть 2

  • 17 просмотров

Пекин. Часть 1

  • 207 просмотров